Сюжет: Героиня Дианы Крюгер уверена, что в гибели её семьи виноваты нацисты; режиссёр Фатих Акин поднимает тревожащие Германию вопросы, пристально вглядываясь в лицо немки, полюбившей курда.

«На пределе» (Aus dem Nichts), Германия — Франция, реж. Фатих Акин, в ролях: Диана Крюгер, Денис Москитто, Нуман Аджар, Йоханнес Криш, Ульрих Тукур, Ханна Хильсдорф.

В результате взрыва фрау Шекерджи — или просто Катя — теряет мужа и маленького сына. Гамбургская полиция отрабатывает версию, что метили в Нури — выходца из Турции, курда, отсидевшего четыре года за наркотики, и, вполне возможно, продолжившего на воле заниматься противоправной деятельностью. Однако безутешная вдова уверена, что убийство — дело рук нацистов: «У кого ещё были причины?..»

Трейлер фильма «На пределе»

Будь фильм Фатиха Акина про Россию, его, конечно, быстро бы запретили. Даже не так: ему бы вовсе не дали состояться. Сюжеты про то, как нацизм в самых разнообразных своих проявлениях всё глубже проникает в современное общество, у нас, естественно, не популярны. И даже если кто-то и пытается об этом говорить (смотри не только давнюю «Россию 88», но и относительно свежих «Психов»), невелики шансы этих картин быть по-настоящему замеченными и произвести на свет взволнованную общественную дискуссию.

Немцы в этом отношении более честны перед собой — и от волнующей их темы не отворачиваются. При этом автору хватает лишь нескольких штрихов, чтобы обозначить расширяющуюся между людьми пропасть: тогда как отец террориста готов если не извиниться перед родственниками жертв, то по крайней мере принести соболезнования, вежливый адвокат, действуя исключительно в рамках закона, выглядит таким же нацистом, как и его подопечные.

Фичуретка фильма «На пределе»

«На пределе» и важный, и интересный фильм. Внушает уважение само его построение: всё предельно лаконично, ничего лишнего. Разбив историю на три главы, Акин словно бы снял три самостоятельных ленты — со своей завязкой и со своим развитием. И так уж выходит, что сама структура картины даёт простор для проскальзывающих спойлеров: основательный разговор о ней невозможен без размышлений об итогах судебного процесса, а самые неторопливые критики сразу ухватываются за слова героини о том, что если бы выжил муж, то «он не стал бы обращаться в суд».

Может показаться, что взгляд Акина поверхностен: он смотрит на ситуацию только с одной стороны. Конечно, снимать кино про природу Зла куда выигрышнее — только вот это очень опасная территория. Редкий такой фильм избегает соблазна нет-нет да и посочувствовать своим отрицательным персонажам, пытаясь найти их действиям хоть какое-то, но оправдание. Но Акин намеренно выводит преступников за скобки своего уравнения, практически (за малым исключением) не давая им человеческих черт: они серы и безмолвны, уставились в одну точку и застыли.

Фрагмент из фильма «На пределе»

Неинтересен в данном случае режиссёру и фон — реакция прессы, например; это не голливудское кино, давно научившееся «возвышать» трагедию. В центре внимания здесь — одна только главная героиня: убив её самых близких, нацисты убили и её, просто это оказалось «отсроченное» убийство. Решение, которое в конечном счёте принимает Катя, не может не вызвать споров — и в этом ещё одно отличие картины от аналогичных.

Успешен ли Фатих Акин в своём стремлении рассказать именно эту историю именно так? Вполне. При помощи Дианы Крюгер он создал фильм о непередаваемой боли — которую зритель лишь отчасти, на полпроцента, может вообразить, представив ощущения от набивания на коже большой татуировки. У Кати это самурай — символическая фигура воина, готового бороться до самого конца.

Фрагмент из фильма «На пределе»

Здесь очень выразительный и красивый финал (единственная «красивость» во всём фильме). Камера поднимается от земли к небу, делает круг — и возвращается к морю, которое во всём своём величии медленно опускается в кадр сверху вниз. Затем взгляд останавливается на поверхности воды, по ней гуляют солнечные блики, а ниже проступает песочное дно.

При желании можно принять это за визуальную метафору попытки автора дойти до самой сути, постичь всю глубину поднятого им вопроса. Не зря же третья глава — после «Семьи» и «Правосудия» — неожиданно называется «Море».

Источник: filmz.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here