Сюжет: Лютобор любого убьёт, лишь бы вернуть похищенных жену и сына; российский люто-экшен в лучших традициях азиатских мясорубок.

«Скиф», Россия, реж. Рустам Мосафир, в ролях: Алексей Фаддеев, Александр Кузнецов, Юрий Цурило, Василиса Измайлова, Виталий Кравченко, Александр Пацевич, Виктор Соловьёв.

Как сообщает нам вступительный титр, «на краю древних земель» стояло некогда «княжество Тмутаракнское», где раньше главными были скифы, но теперь «настало время новых битв и новых мужей, храбрых сердцем и сильных духом». Одним из таких новых героев является славный Лютобор, во двор к которому разом приходит и великая радость, и ужасная беда: сперва у него родился сын-наследник, а потом и младенца похитили, и жену, и самого молодца обвинили в покушении на князя. Теперь у Лютобора есть только семь дней на то, чтобы спасти семью да восстановить своё доброе имя…

Трейлер фильма «Скиф»

«Скиф» — кино для наших краёв необычное. Под видом очередного исторического (а значит, скорее всего, патриотического) полотна в российский прокат выходит лютая — вполне в соответствии с именем главного персонажа — азиатская мясорубка, в которой центральные роли играют не столько сюжет с актёрским мастерством, сколько животные инстинкты самосохранения и попросту выживания, которые двигают здесь всеми героями.

Авторов этой картины, кажется, не сильно беспокоит некая невнятность предлагаемой ими истории: первые полчаса фильма они вольготно тратят только на экспозицию, в которой часто звучит непонятная русскому уху речь, — и отсутствие перевода словно подчёркивает, что в расшифровке тут нуждаются не только отдельные реплики. Поначалу с этим не хочется мириться, но если перетерпеть, то окажется, что «Скиф» силён не словами, а действиями, не традиционной сценарной основой, а тем, как сняты сцены с беспощадной поножовщиной и безжалостной рукопашной.

Не важно, кто там против кого; куда важнее тот пыл и та ярость, с которыми одни дерутся с другими. Борьба и натиск, кровь и смерть — вот отличительные стороны нового фильма; именно что лютость — в том её понимании, какого давно не ведал российский кинематограф.


Фотография со съёмок фильма «Скиф»

Грех не привести в связи с этим парочку наиболее выразительных цитат, которые пусть не в полной мере, но хотя бы приблизительно вобрали в себя всю красоту воссозданного на экране жестокого мира.

Вот страшный враг стоит напротив закипающего Лютобора: «Ну что, мразь, — говорит он. — Сейчас я тебя буду резать, крепко резать. Но сразу не сдохнешь: порублю тебя на куски и скормлю зверью. А когда останется лишь башка, найду твою жену и порву у тебя на глазах. А выродка твоего сделаю рабом и евнухом, будет чистить мне сапоги и жить в псарне. А из твоего черепа буду пить вино на княжьих пирах».

Выслушал эти все обещания Лютобор и просто ответил: «Много слов, чёрт. Заткнись и дерись».

А вот герой, подвешенный к тому времени вверх ногами, проявляет подлинно русский характер, признавая, что врага сейчас никак не одолеть — «но бой дадим, неудобно как-то без боя».

А вот он печалится, выжив после смертной схватки с превосходящим числом противником: «Чему радоваться? Тому, что в ярости звериной людей поубивал?!.» Но путешествующий вместе с ним скиф, из пленника вроде бы ставший другом, возражает: «Тому, что дар в тебе велик, редчайший дар зверем в бою оборачиваться». «Грех теперь на мне, не отмыть, не искупить», — продолжает самобичевание Лютобор, удивляя тем самым всякого повидавшего на своём веку Куницу: «Знаешь, боярин, много на тебе грехов будет, с таким-то даром. Зверь, который в тебе поселился, придёт и согласия не спросит»


Фотография со съёмок фильма «Скиф»

И из всех картин, с которыми «Скиф» после этого хочется сравнить, ближе всего оказывается вовсе не «Легенда о Коловрате» (противовесом которой проект вроде как бы является), а «Апокалипсис» Мела Гибсона — фильм, в котором «историческая составляющая» столь же сурово подкреплена пониманием того, что жизнь в те далёкие времена была далека от идеала и держалась исключительно на силе, выносливости, быстроте — и умении первым убить того, кто намеревается убить тебя и твоих близких.

А ещё там было много про богов — и «Скиф» укрепляет своё сходство с гибсоновским шедевром, водоразделом между «своими» и «чужими» проводя именно религиозный вопрос, с клятвами и молитвами, и со снисходительными утверждениями типа «Твой бог здесь не властен» и «Слаб ваш бог распятый. Арес силён».

Однако — и это хорошая сторона нашей картины — в определённый момент выясняется, что «не в богах дело — в людях», и зыбко понимаемое ещё в ту давнюю пору православие спотыкается здесь о корни, которыми связан главный герой как со своею землёй, так и со своим пониманием чести и справедливости. Всякий раз отстаивая в драке не только свою жизнь, но и своё собственное Я, Лютобор готов убивать как тех, кто не похож на него, так и вообще любого, кто с ним не согласен. И правда на его стороне уже потому, что убивать у него получается.

Тизер фильма «Скиф»

Но опять же: лента Рустама Мосафира прельщает не своими смыслами, а неожиданно бескомпромиссным решением зубодробительных эпизодов — с первой сцены вплоть до финальной. С известной печалью следует признать, что, как правило, у нас не умеют снимать выразительные драки — во всяком случае, не в таком количестве. И хотя «Скифу» необычайно далеко, конечно, до «Рейда», но шаги здесь сделаны в самом что ни на есть правильном направлении: если бьёшь, то бей сильно, если хочешь убить, то убей.

Прочь стыдливость, мешающая развитию жанра (мол, всякая жизнь священна и нельзя такое показывать), даёшь, наконец, жадную до хлещущей кровинушки неистовую азиатчину!.. Глупо ведь притворяться, что наши люди не умеют, не хотят и не любят драться — ещё как умеют, ещё как хотят!..

И пусть поклонников у такого рода кино окажется, надо думать, немного, зато в историческом плане свою миссию «Скиф» наверняка выполнит. Обладая определёнными недостатками, не позволяющими поставить его в один ряд с иными выдающимися достижениями отечественного искусства, фильм в то же время и разбивает стену недоверия (да, мы умеем снимать и вот так), и ставит перед российским экшеном новую планку. И уже только это — совсем немало, если судить объективно.

Источник: filmz.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here